?

Log in

No account? Create an account

Про то, как.

   ... про то, как лучшие друзья, мальчик и девочка, поехали в Вильнюс, сказочно-книжные такие лучшие друзья, в жизни таких не бывает, наверное, когда не разлей вода, когда вся жизнь - пополам, все чудеса - на двоих, и весь мир - в противовес.
   ... про то, как пришла пора возвращаться обратно, к повседневной, привычной жизни, к старому, сложившемуся укладу, про то, как этого никогда никому не хочется, но что поделать.
   ... про то, как мальчик с девочкой договариваются ехать в аэропорт вместе, и она обещает зайти за ним, он соглашается, конечно, и они обмениваются понимающими, сочувственными взглядами в том смысле, что эх, ну вот, последние часы, и всё такое, ну ладно, и так ясно всё это, давай, до встречи.
   ... про то, как за десять минут до назначенного времени мальчик вдруг срывается с места, и, оставив собранный чемодан в номере, быстрым шагом идёт в старый город, следуя какому-то внутреннему порыву, который говорит - сейчас или никогда, и мальчик вдруг очень пугается, что тормознёт сейчас - потому что самолёт, потому что договорился с девочкой, потому что пора возвращаться к жизни, ну и что, что не хочется, кого это когда-то волновало, и он понимает, что волновало - его, и волнует до сих пор, и ебись оно всё конём, потому что сейчас тот самый момент, который больше никогда, только сейчас, только сейчас.
   ... про то, как мальчик почти бежит по узким мостовым, вдоль разноцветных, почти игрушечных домиков, сквозь тихие, зелёные дворы, и понимает, что заблудился, а карты нет, но это как раз не важно, потому что он как раз выбегает на какую-то незнакомую улицу, где его с головой накрывает паническим ужасом, потому что всё самое страшное, самое тяжелое, самое чёрное, что было в его жизни встаёт на его пути и гонит прочь отсюда, навсегда, и чтоб ноги его никогда здесь не было.
   ... про то, как мальчик оторопел, остановился, застывшими глазами посмотрел по сторонам, как резко портиться погода, как стремительно пропадает надежда, и тут краем глаза он угадывает свет за поворотом, на другой стороне улицы, вдыхает, выдыхает и несётся туда, на свет, и врывается прямо в этот свет, на улицу, к дому, на балконе которого стоит тот, кто стоять там не может в принципе, потому что умер шесть лет назад, но он стоит, смеется и призывно машет руками, он сам - солнце, и всегда им был, яркий, стремительный, остроумный, легкий на подъем, лучший друг на свете, и вот он стоит там, на балконе, и зовёт его к себе, и мальчик входит в подъезд, поднимается по лестнице, и плачет, плачет от того, что он наконец-то дома, и это уже навсегда.
   ... про то, как в назначенное время приходит девочка, стучится в в номер, потом открывает незапертую дверь, видит чемодан в прихожей, зовёт мальчика, проходит по комнатам, пожимает плечами - ну, может, вышел перекусить, - и садится на стул, ждать.
   ... про то, как спустя 20 минут девочка понимает, что что-то случилось, и напряженно думает - бежать искать мальчика, или гнать в аэропорт, потому что времени мало, и лихорадочно перебирает варианты, и понимает, что у неё тупо не хватит денег купить новый билет, потом бросает свою сумку и несётся в город, искать мальчика.
   ... про то, как она бежит по Старому городу, совершенно в другую сторону от той, куда бежал мальчик, и осознаёт, что уже темнеет, а она понятия не имеет, где она находится, где мальчик, и как теперь быть, и бежит вперёд ещё быстрее.
   ... про то, как девочка выскакивает в какой-то закоулок, где её накрывает беспомощным, леденящим отчаянием, потому что она видит силуэт своего отчима, который всё детство издевался над ней, и она, охваченная ужасом, разворачивается, чтобы бежать оттуда и никогда не возвращаться в этот ужас, но в какой-то момент улавливает слабый свет на другой стороне, и подсознательно хватается за этот свет, несмотря на то, что от страха уже ничего не соображает, и бежит в том направлении, мимо призрака отчима, к спасительному сиянию.
   ... про то, как девочка выбегает на улицу, озарённую ликующим светом, чистым, ясным и победным, и она поднимает голову - и в окне ей машет её любимый человек, тот самый, с которым они не могли быть вместе, несмотря на искреннюю взаимность и силу чувств, из-за его прогрессирующей неизлечимой болезни, но он - тут, он улыбается, он смотрит на неё сияющими глазами, и она срывается с места, и что есть мочи бежит к нему, и влетает в квартиру, и бросается в его раскрытые объятия, смеется, и плачет, и обнимает его крепко-крепко.
   ... про то, как девочка смотрит в окно, и видит на балконе дома напротив счастливого мальчика, стоящего рядом с давно погибшем другом, видит, как они увлеченно, взахлеб что-то обсуждают, потом видят её, радостно салютуют ей закуренными сигаретами и хохочут от избытка чувств.

В предвкушении

     … и мне уже сейчас видится, как мы, увлеченно и весело листая страницы трёх томов «Сказок старого Вильнюса», смеемся, ищем нужные абзацы, перебиваем друг друга в поисках событий, случившихся именно на этой улице, в этой кофейне: нет-нет, это было совсем в другом конце города, там ещё блуждающие зеркала фигурировали, и радио такое классное было, «оставайтесь с нами до седьмого неба», а я тебе о чём, а здесь про пингвина и единорога, они воооон там шли, по той стороне улицы, да ладно, зато вот у этого дома - остановка синего автобуса Марии, - и улыбаемся, и подмигиваем друг другу, и отпиваем невероятно вкусный глинтвейн, пряный, как этот день, вечер или ночь, сладкий, как этой пронзительный май, а на нас из книжных страниц сыплются чудеса, окутывают нас и бегут вслед, растворяясь в наших сердцах и в воздухе этого сказочного города, в котором возможно всё.
Менялись ландшафты, север еще молчал,
Был табак голландский да шкалик из-под полы,
Было позднее солнце, зыбкое, как свеча,
Было позднее небо, терпкое, как полынь...
"Теплый север", Олег Медведев


   Мой город, сезонно уже не совсем зимне-северный, а предвесенний, пыльный и взъерошенный, как только что проснувшийся воробей, распускается, расцветает прямо на глазах, на улицах теплеет почти осязаемо, пошаговые контуры если не завтрашнего, то уж точно послезавтрашнего лета  (шепотом, чтобы не спугнуть) медленно, но вполне очертаемо прослеживаются, и предвушение - это то самое слово, а пока - третий день ещё пока прохладного, но уже тепла, и солнышко греет, ласково и игриво, и город - сладкий, призрачный в дымке предпоследних ночных заморозков, в вуали леденцовых фонарей в синих, густых сумерках, в шарфе из сквозного, бодрящего ветра, юного, веселого и злого, меняет окрас, зимнюю шерстку на летнюю, усталый серый на нежную пастель.
   У моего города отличное настроение, и как же здорово в нём жить, в таком удивительно живом и непредсказуемом, переменчивом и вздорном, чувствовать лучи солнца и порывы ветра, покрывать шагами улочки и проспекты, оставлять следы в парках и улыбки - в отражении глаз прохожих, потому что моему городу - хорошо, а значит, хорошо и мне.
   А если хорошо мне, значит, вообще всё - хорошо ;)

8:45

   Ещё только 8:45, а уже теплые ласковые солнечные блики, как котята, ластятся к крышам домов, уличные фонари ещё не погасли, но предрассветные сумерки уже рассеиваются, даря новый день, наполненный сюрпризами и возможностями, как коробка конфет - вкусным шоколадом. И пока ещё вуаль отступающей темноты до конца не развеялась, пока кофе в рабочей кофемашинке окончательно не закончился, и последние капли рисуют на пенке созвездия, меня переполняет, до краёв буквально, детское ощущение всемогущества, авантюризма и непоколебимой уверенности в сбыточных чудесах, которое неизменно, пусть и в разных пропорциях, присутствует во мне с тех самых пор, когда было ещё не ощущением, а свойством организма.
   Штука в том, что оно таковым является и сейчас.
   И, есть подозрение, что... но об этом - тсссс.

Тёплые сумерки весны

     It's a wonderful life, и всё такое, и я действительно живу взахлёб, глубоководной рыбой уплывая в бесконечную синеву океанов настроений, предчувствий и прозрачных нюансов этой смешной, нелепой, прекрасной, неповторимой жизни. Мне хорошо, мне непередаваемо хорошо на самом деле, несмотря на то, что каждый день ношусь неугомонным смерчиком, и каждый вечер начинаю засыпать часов в девять (просто неслыханно для такой изначальной совы, как я), ну я и не ложусь так рано, ясное дело, тем более сейчас, когда такие густые, сочные сумерки, когда пахнет весной, и это будоражит, это позволяет, наконец, очнуться от ледяной, промозглой повседневщины, когда не хочется делать ничего, кроме как спааааать, спаааааать... Просто ведь уже на глазах буквально распускаются цветы, огненные маки, небесные незабудки и бархатные анютины (мои, мои, да) глазки, и лилии, нежнейшие, дурманящие белые лилии, и сосны, и озёра, и увлекательные города, и яркая черепица крыш, оливающая на солнце карамельными оттенками, и солнечный ветер, запутывающийся в волосах, и - гулять, гулять, неистово и беспощадно, за руку с тобой, моя душа, моя любовь, моё всё, конечно же - только с тобой, без тебя - всё не то, без тебя всё теряет смысл и обесцвечивается, потому мы и вместе, что навсегда перешли все мыслимые и немыслимые горизонты событийно-ключевых, внутренних и внешних локус-контролей, потому что просто поняли, как надо, потому что весна, чёрт побери, в е с н а, и я не устаю сходить с ума от игристого вина у меня в крови, от жадности желаний, от возможности объять весь мир и всё сделать по-своему, по-нашему, нам и - для нас.
    Так и будет, конечно же, только так и может быть на наших тропических райских полях, выросших на месте прежних, земляничных.
    А пока - счастливо жмурюсь от удовольствий и их предвкушения, потому что воистину, it's a wonderful, wonderful life.
    И это душераздирающе прекрасно.
     Дыши, зайка, дыши.
    Это океан открывает в тебе свои жабры, завлекая в бирюзовые глубины..
    Это яркое небо бросает на тебя свою задумчивую, струящуюся тень..
    Это пёстрые птицы и летучие мышки взлетают у тебя перед лицом, пугая внезапностью..
    Это шелест прилива успокаивает твои измученные нервы..
    Это палящее солнце оставляет на тебе своё бескомпромиссное, излечивающее клеймо..
    Это тропический рай, зной и безграничность океана, приглашающего вглубь, солярность и прохладительные напитки, шоколадный загар и ломаный лёд облаков (на которые, как кажется мужу после десятого "Rusty Nail"-a, он смотрит с Дворцового моста), эти песчаные акулы и скаты, снующие у самого берега, эта бесконечность, распадающаяся на лето, океан, любимого человека рядом и тончайшую философскую нежность аккустического рока, звучащего здесь и сейчас..

Цветные сны

     Кроме того, что каждый запах имеет свой сезон, время суток и настроение (что очевидно), я их распознаю ещё и в цвете, что-то наподобии: "вот точно такой же, только не розовый, а голубой", и это не имеет никакого отношения к полу, именно к самому аромату. В частности, такие категории применяются к гелям для душа, к тем из них, которые не "манго" или "персик", а смешанных букетов. Интересно, какими характеристиками моё подсознание награждает каждый запах и цвет, видимо, действительно есть прямые корреляции и параллели...
     Помимо этого, мне сегодня приснился сон, что мы всей районной администрацией в очередной раз летим на Марс. И сон такой буднично-космический, немного замедленный, как-будто всё действие происходит в невесомости и вечером. И атмосфера такая дружественная и неторопливая... Понравилось, как такое может не понравится?
    В планах на ближайшее будущее - доплести и заговорить ловца снов, купить томик стихов Федерико Гарсиа Лорки, зашить куртку мужу, установить себе TOR-канал для флибусты и завалиться с чашкой чая в кровать, посмотреть хорошее кино. Отдохнуть, короче. На чуть менее ближайшее будущее - Вильнюс, но это, как говорится, уже совсем другая история...
 

Про песчаных акул

   ... Это было своеобразным состязанием, испытанием для нервов, ловкости и везения, и, что самое главное, не участвовать было нельзя. Несмотря на то, что если тебе не повезло - ты мёртв.
  Мы ехали чуть ли не на электричке, и до самого последнего момента не представляли даже приблизительно, что нас ждёт. А ждал нас огромный песчаный куб, с трёх сторон ограниченный скалами, вплотную прилегающими к его стенкам. С четвёртой стороны перед кубом разверзаласть пропасть. Возможно, в далёком-далёком-далёком низу там извивалась речка. Возможно, никакой речки там не было, а были просто камни. Как песок стоял ровно на краю пропасти - не понятно, но вопросов это не вызывало (по понятным причинам).
  Правил тоже никто особо не объяснял. Очевидно, предполагалось, что нам они уже должны были быть известны. Краткий инструктаж был в том смысле, что:
1. проплыв полный круг, вы завершаете задание;
2. почувствуете под руками или ногами что-то тёплое, толкайте со всех сил;
3. сброшенные в обрыв акулы приветствуются, как вы понимаете.
  Мы понимали, да. Основное, что мы понимали, что в песке - акулы, и что нам необходимо этот квест пройти.
  Ну, лично я прошла. Не так сложно, между прочим, как казалось. Не уверена, что у меня получилось сбросить акулу в пропасть (на виражах они ужасно неловкие, право), однако я старалась. И на ощупь они действительно были тёплые. Как это ни странно.
  А несколько человек всё же погибло.

16.08.2013






   В теплых стенах родной для обоих университетской библиотеки ;)

W5w1XwLDbDA

За десять дней

   Лучше поздно, чем слишком поздно, это неоспоримо - меня настигло острое и очень внятное осознание лета, лета с большой буквы, того самого, которому я посвятила столько восторженных, мечтательных строк.
  Жаркое, раскалённое, плавящее, дышащее в затылок свободой, неприкаянностью, разнообразием и ворохом обещанных чудес, подталкивающее в спину мятным, холодящим ветерком: "Давай, смелей!", почувствовав которое, хочется всего и сразу, гулять, спать в обнимку и веселиться, видеть сны и жить наяву, любить и нежно жмуриться от взаимности, хочется - на широкую ногу, от души, с размахом, хочется морей и цветов на лугах, хочется облаков и собак, и чтобы - за руку, чтобы - плечом к плечу, это непременно.
  И как-то сразу осознаётся, что у меня через полторы недели свадьба, и что все приготовления и организаторские нюансы - это не абстрактная подготовка, это я, это мы, это для нас, и совсем скоро, совсем-совсем - отпуск, а следующий день будет только нашим, а потом - 12 часов перелёта и 12 же дней океана, и жизнь прекрасна, как никогда прежде, а дальше будет всё сказочнее и увлекательнее, уж я-то знаю..