do you?

Летне-осеннее, внезапное

   Пронзительный июнь, звонкий, как трель юной горной птицы, пролившись циклонными дождями, накинул на загорелые плечи плащ, и сразу стало по-сентябрьски свежо, остро, сразу по венам заструился азарт, ожидание морей, озёр и свежих ягод, сразу стало предельно ясно, что чудеса только начинаются, и злых волшебников на твоей дороге не встретится - ни сегодня, ни когда-либо позже.
   Сразу вспоминается всё самое приятное, что только может быть осенью - помня, что лето только начинается, подобные мысли особенно приятны. Это спелый виноград, это шальные, дерзкие ветра, это живописные, таинственные парки и оранжевая листва, падающая под ноги, глинтвейн и специи, и старые-добрые кинофильмы. Одновременно предвкушение и послевкусие, грань между томительным и прекрасным былым и упоительнейшим грядущим.
   Стремительные ветра, капли рандомальных дождей - тем не менее, лето, умопомрачительное, как вечеринки Джея Гэтсби, желанное, как самый сладкий сон, исполняющее все мои желания, потому что я уже год, как продолжаю свой путь по сказке, в которую превратилась моя жизнь.
   Азарта и любви, вдохновения и мягкости - всем, кто случайно оказался поблизости, и - отличного лета!
oranges

А это значит...

   Совершенно осенние дождь и ветер, сменяющиеся теплым, ласковым солнцем - растрёпанный город, ещё пыльный после сошедшего снега, неуверенно улыбается подмигивающей ему весне... а это значит, что можно возобновлять долгие прогулки по городу, а это значит, что можно ездить на залив, а это значит, что ночи снова наши, это значит, что лето - близко, и что мы снова будем сходить с ума с удвоенной, утроенной, всё возрастающей силой... Это значит - джазовая филармония, это значит - прогулки по рекам и каналам на теплоходике, это значит - природа, это значит - сладкая, как мороженое, знойная, солярная, весенне-летняя бесконечность.
  А ещё я снова сделала химию :)
sovenok

О предложениях

- Ты выйдешь за меня?!
- Выйду!

  И тишина. Искристая, переливающаяся, хрустальная тишина, и мы обнимаемся и лежим тихонько, словно боясь спугнуть только что сказанное, нарушить хрупкое, сбить прорастающее, как будто только что не говорили напряженно и горячо, как будто я только что не плакала (забыли, проехали, давно и неправда), и в какой-то момент я перестаю понимать - это действительно прозвучало, или мне померещилось-приснилось?..

- Тебе не кажется, что мы ёбнутые?
- Ничего не знаю, ты уже согласилась!)

  А потом мы долго-долго, нежно-нежно целуемся на ночной кухне. А потом мы засыпаем в обнимку. А потом я просыпаюсь и улыбаюсь в ответ на его улыбку.
  Сказать "Люблю!" значит ничего не сказать.
sun & sky

Об облаках и самолётах

   ... И было небо, и была "Cessna", и были пятнадцать минут виражей под 90 градусов, и был восторг, восторг, восторг и бешеный адреналин, и под крыльями - как на качелях, сосны с облаками, над которыми - ослепительное солнце и ясное, голубое небо, а за вторым штурвалом - мой любимый пилот, и я не могу не улыбаться, едва успевая смотреть по сторонам сумасшедшими глазами, потому что всё это неповторимо, непостижимо прекрасно, - мы, облака и самолёт.
  Конечно, ещё не раз и не два, конечно, знакомство с новой стихией, и впечатления, конечно, безграничны - свежие, газированные, игристые, абсолютно воздушные :)
  IMG_3547
sun & sky

В шлейфе воды и газа

   Три составляющие сиюминутного дорожного счастья: ты, музыка и скорость.
   Сопутствующие факторы удовольствия: яркое субботнее солнце, вдруг сменяющееся хлещущим по лобовому стеклу ливнем, и серебро рек и каналов северной столицы, алхимически превращающееся в свинец, и шлейфы воды и газа вслед за проносящимися мимо автомобилями, и торжество стихии за окнами, и "Last things" KMFDM, и - скорость, и - твоё присутствие, и - хорошая музыка.
   Незабываемо. Не-за-бы-ва-е-мо.
forward

Зиккурат из морского песка

     Совершенные, кристальные, острые и хрупкие грани твоего разума, изящество твоих словесных конструкций против моей смуглой от детства, проведенного в жарких странах, кожи, карих глаз и вьющихся волос…
     Или наоборот.
     Хаотичная первозданность космоса, льющаяся из твоих глаз, зелёных, серо-голубых, ореховых, дикая нежность свободы, вольнодумство и удовольствие, - и всё это в разы, в разы превышает отпущенные этой реальностью человеческие возможности, - против моего, в общем-то, изначального, понимания и приятия, априори, именно таким, без вариантов.
     Север и юг, полюса, полярности, казалось бы, но параллельные линии взяли – и пересеклись, и это представляется чудом, судьбой, чем угодно – но не случайностью, потому что не бывает таких случайностей, потому что случайностей в принципе не бывает, а то, что происходит сейчас, с нами – это явно что-то из высших сфер.
     Вниз по кроличьей норе, обостряя ощущения, эмоции, чувства, восприятие, то доходя до предельной скорости – ещё чуть-чуть, и всё, пиздец, я неотвратимо и безвозвратно развеюсь звёздной пылью по всем самым далёким уголкам своего внутреннего космоса, - то останавливаясь почти мгновенно, вместе со временем, буквально выпадая в реальность, в улицы, в фонари, в тени, с детским любопытством разглядывая узоры трещин на асфальте под падающим тёплым снегом.
     И этот циклон, это стихийное бедствие всё сильнее, всё ярче, всё глубже проникает в сердце, насыщая кровь делирием вместо кислорода, срывая все якоря и тормоза, поджигая города, корабли и мосты, оставляя за собой – пепел, из которого на наших глазах рождаются и улетают в высь невообразимой красоты фениксы, потому что это – ни фига не смерть, ребята. Это только начало.
     Самое-самое начало – или просто кусок бесконечности, вырванный из контекста, для нас, сейчас и здесь, везде и всегда, просто потому, что мы случайно оказались вместе – долго ли, коротко ли, рано или поздно, так или иначе, но тем не менее.
     Когда чувства материализуются, когда ощущаешь их на физическом уровне, когда уже не отвертеться от неизбежного, когда кружится голова от близости, от прикосновений, от всего нахлынувшего, когда на какой-то промежуток времени кажется, что вас – не двое, что вы, как бы банально это ни звучало, одно целое, единство и противоположности, слившиеся – не в борьбу, нет, в унисон, скорее, потому что – одна волна, потому что – одно направление преломления миров, потому что – один экстаз на двоих, как оказалось.
     И гибнет всё. Невероятно, невероятно. Искры погребального костра Вселенной под фейерверки только что осознанных до конца, сформулированных в слова чувств, - и это одновременно нежность, и обречённость, и сумасшествие, и счастье, и желание, чтобы это прекратилось как можно скорее, и желание – чтобы это никогда не заканчивалось.
     Первые шаги по диковинному миру катахрез, и летят подожжённые бабочки, и рукописи не горят, и мы сходим с ума – контролируемо, как мы считаем, однако не бывает полумер там, где ведутся разговоры о вечности, в том месте, где стрелки часов застыли на шести, там, где нет ни начала, ни конца, там, где Безумный Шляпник всем желающим разливает чай.
     Попробуй спастись от дождя, если он – внутри. Попробуй, попробуй.
     И даже пускающие корни мысли о том, что я не выдержу, я упаду, я разобьюсь, потому что не заканчиваются добром полёты на таких запредельных высотах, потому что не бывает, просто не может быть так хорошо, - временно умирают, ведь сейчас – я выдерживаю, я не падаю, я не разбиваюсь.
     Потому что я люблю тебя. И мифологический зиккурат, плод наших интеллектуально-распиздяйских игр, и воплощающее восхождение на него, и его составляющий морской песок, потому что я родом из океана, и этот невыносимо крепкий коктейль из всего, что было, что есть, что будет, и градус всё выше, и выше…   
     Чувствуешь?!.
     Вот то-то и оно.
do you?

На верхнюю палубу!..

     ... и запах горячего асфальта, который укладывают прямо напротив моего окна на работе, и моросящий дождь этого осеннего июля, и тёплые, пронзительные ветра, возвращающие память о лазурных, безмятежных и безнаказанных временах - всё это только подчеркивает острые углы геометрического тела (параллелограмма, конечно), вонзившиеся в мою спокойно-бытовую реальность последнего месяца, и сквозь ранки сочится сладкий нектар свободы, вызывающий удивительно легкое чувство головокружения от нахлынувшего.
     Я возвращаюсь к самоощущению ярчайших студенческих лет, я снова становлюсь дерзкой, злой, весёлой и обворожительной, я понимаю, что сейчас можно всё. Вообще - всё. И это настолько прекрасно, настолько глубоко и сильно, что даже не остаётся слов, только - искрящаяся, газированная, искренняя радость от происходящего.
     И я даже знаю, кому можно сказать спасибо за это ;) 
do you?

Кубики

   Один кубик цветного льда, жёлтый, себе в коктейль (кофе, кардамон, сахар, весна, лето, шизофрения, смешать, не взбалтывая), ещё один, зеленый, в честь цветущих деревьев и ветренно-пасмурных погод, по-язычески, с размаху - об асфальт; оранжевый мы оставим плавиться на прохладном солнце, пусть заряжаются батареечки, пусть светит ярче, пусть согревает кровь, а раз уж я про кровь, то красный кубик льда - себе под язык, как валидол, чтобы в голове выстроились стройных схемы дальнейших действий - безусловно правильных, разумных, перспективных, с острыми краями и гранями, чтобы - шаг вправо, шаг влево - расстрел, иначе - на сто первый километр с такими же фриками в цветном автобусе с надписью "make love not war", распевая битлов и весело смеясь, потому что если поддаться порывам (во славу которых я торжественно оставляю в холодильнике фиолетовый, сомневающийся), то блестящий, прозрачный кубик искренне-чистого, бесцветного льда, который я держу на указательном и среднем правой, влажной дорожкой скользнёт по губам того, кто интересует меня всё больше и больше.